Генеральный партнер

deloitte.png

Стратегический партнер

Эксклюзивный партнер

Партнер

сималэнд.jpg

Генеральный

информационный партнер

Екатеринбург, улица Пушкина, 6, «Дом промышленника»,

+7 (343) 371-29-25, +7 922-221-1220,  +7 912-609-8276

eassambleya@yandex.ru, sospp@sospp.ru

  • Black Facebook Icon

Первый вице-президент СОСПП Михаил Черепанов – о проекте "Екатерининская Ассамблея" и бизнесменах-благотворителях.

2 декабря уральские предприниматели соберутся на традиционный благотворительный вечер «Екатерининская Ассамблея». Миллиардеры и миллионеры будут пить вино, играть в настольный футбол и участвовать в аукционе, средства от которого пойдут на помощь больным лейкозом детям. Организатором выступает Свердловский областной Союз промышленников и предпринимателей, первый вице-президент которого Михаил Черепанов встретился с журналистом Znak.com, чтобы побеседовать о мотивах, которые заставляют свердловских предпринимателей бескорыстно расставаться с крупными суммами денег.

— Мне приходилось  слышать такую мысль: в людях существует запрос на общественную жизнь, на  участие в изменениях общества, но так как современная общественно-политическая  ситуация в России не позволяет большинству участвовать в политических проектах,  люди выплескивают эту энергию в самый «безопасный» вид общественной  деятельности: благотворительность. В каком-то смысле это наиболее простой  способ принести пользу обществу: просто дать денег на что-то хорошее. Вы  согласны с этим мнением?

— Интересный взгляд, и, думаю, что рациональное зерно в этом есть. Но мне кажется, это слишком упрощённое понимание, и на самом деле причин для развития благотворительности в среде предпринимателей несколько. Прежде всего, 25 лет новой России – это как раз тот срок, когда зерна отделились от плевел. Сегодня в предпринимательской среде уже мало случайных людей. Я, в силу своей общественной работы в Союзе промышленников и предпринимателей, окружён топ-менеджерами и собственниками предприятий. И я вижу огромную разницу между тем образом предпринимателей, который создают СМИ (прежде всего государственные), и тем, что есть на самом деле. Эти люди совсем другие, нежели их рисуют для нашего социума.

— Какими их рисуют?

— Их по-прежнему рисуют людьми 90-х годов. Если это не бандиты, то это жулики, по крайней мере, где-то внутри. В нашем типичном телесериале простая девушка или простой парень – герой, а обеспеченный человек – это всегда антигерой. Это типичная схема, по которой всё строят. Это формируется в сознании, я категорически с этим не согласен, я хочу бороться с этим явлением.

Эти люди на самом деле совсем другие. Это культурные, умные люди, это в абсолютном своём большинстве люди совести. И именно отсюда происходит их участие в благотворительности. Ведь на этом этапе в развитие бизнеса толкает не жажда наживы. Хотя в уставе любого акционерного общества первым пунктом значится «получение прибыли», на самом деле – в три горла не наешься, и денег, которые они заработали за свою жизнь, им вполне хватает. Стимул, мотивация к получению прибыли уже иная. Это просто амбициозность, внутреннее соревнование между ними, осуществление какой-то своей идеи, за счёт которой они хотят оставить след на земле. Тем не менее свойство успешного развития бизнеса – прибыль. Деньги есть, а нужно удовлетворение. Поэтому в сочетании с внутренней культурой, совестью естественно возникает потребность в том, чтобы делиться. И здесь речь идёт не только о благотворительности. Эти люди, зачастую не рассказывая о многом, по-прежнему поддерживают каких-то художников, музыкантов, ветеранов труда. Поддерживают культурную жизнь в каком-нибудь моногороде, богом забытом. Зачастую на усилиях этих людей, собственно, и держится какая-то социальная жизнь.

— Но проект «Екатерининская  Ассамблея», организацией которого вы занимаетесь, – он ведь не только для  крупного бизнеса, в котором прибыль становится уже побочным эффектом  деятельности по реализации идей. Там много и бизнесменов средней руки. Входной  билет, по-моему, стоит 20 тысяч рублей? Это не такая уже великая сумма для  предпринимателей, даже для многих начинающих.

— Да, мы сохраняем эту стоимость билета. Я, может быть, ответил о тех людях, которые меня окружают. Но это характерно для любого человека. Я вижу для себя очевидные примеры. Вчера, например, стою в очереди в небольшой аптеке, передо мной мужчина рассчитывается и мелочь не забирает, говорит: «Оставьте бабушке». Потому что придёт какая-то бабушка и будет считать эти копеечки и выбирать не то лекарство, которое нужно, а на которое хватило денег. Ну, какой же он обеспеченный человек? Вряд ли. Он обычный человек. Это свойственно людям, и слава богу, христианские нормы живут. В большинстве людей, мне кажется, они есть.

—Давайте напомним  читателям, что это за проект – «Екатерининская Ассамблея». Если говорить  коротко, то это благотворительное мероприятие в виде аукциона, которое собирает  деньги двумя способами. Во-первых, входные билеты. Во-вторых, продажа лотов –  вещей, которые, как правило, выставляют сами предприниматели или какие-то  известные люди. Деньги собираются на какой-то благотворительный проект, который  выбирается заранее.

— Немножко расширю ваше представление об этом мероприятии. Я думаю, что термин «вечер» здесь более подходит. Кроме цели сбора средств, есть и другая цель, о которой нельзя забывать – это общение. Общение знакомых между собой людей, но не все знакомы заранее. Поэтому это еще и возможность познакомиться с кем-то. И это одна из причин, почему у нас появляются новые люди: они приходят знакомиться. Это атмосфера, которая там создаётся. Всё это очень важно. Большое наше достижение состоит в том, что люди с удовольствием расстаются с деньгами, расстаются весело, а не натужно: «надо отдать, я отдам». Эти люди объединены. Это сообщество, объединенное идеей добра. И эта атмосфера дорогого стоит, потому что в ней есть эмоции. Действительно, у этих людей есть всё или многое в жизни, но эмоции всегда нужны человеку, и они за этим приходят.

Если говорить о формах сбора средств, то за несколько лет этого проекта была разработана масса технологий, как собирать деньги. Например, лотереи, или возможность поиграть в настольный футбол с Пабло Фонтанелло (ФК «Урал»). Кроме того, что человек купит билет, он может заплатить за беспроигрышную лотерею и выиграть какие-то лоты – всё то, что не вышло на аукцион, но люди принесли к нам, мы выносим на лотерею. Люди уходят с какими-то неожиданными для себя подарками. У нас это называется «пауза активности», когда между начальной частью вечера и аукционом мы делаем достаточно большой перерыв, минут 40. С одной стороны, люди общаются между собой, а с другой стороны – могут в чём-то поучаствовать. Каждый раз по-новому. Можно поиграть в мини-гольф, продегустировать вино и поговорить с сомелье, пройти какой-нибудь мастер-класс. Эти люди живут в самолете, в дороге, поэтому в этом году мы делаем мастер-класс для их супруг, как правильно собрать и сложить рубашки в чемодан. Короче, мы придумываем какие-то фишки, которые людям интересны. Любопытно понаблюдать со стороны за этими уважаемыми людьми, большими чиновниками, большими бизнесменами, которые развлекаются очень искренне.

На мероприятие можно приобрести билет, их продажа начнется с 1 ноября. Для этого нужно обратиться в СОСПП на Пушкина, 6. Вся информация доступна на сайте «Екатерининской Ассамблеи».

— Сколько человек  приходит на вечер?

— Каждый год количество участников растёт. И в этом есть некоторая проблема. Последний раз было 150, и нас уже ограничил зал. Желающих было больше. С другой стороны, нельзя этот вечер превращать в форум на 500 человек, теряется атмосфера. Поэтому мы балансируем где-то вокруг этой цифры.

— На какой проект  собираются деньги в этом году?

—У нас есть несколько принципов. Первый принцип – благополучатель должен быть местным. Второй принцип – благополучатель выбирается по демократическому принципу. Мы объявляем в эфир такую возможность получить средства для какого-то благого дела. Это происходит ещё весной, к нам идут заявки на проекты. Ежегодно приходит 30-40 заявок. Затем мы проводим голосование членов нашего совета – это 80 директоров, собственников крупных предприятий Свердловской области. Они выбирают тот проект, который им больше нравится.

В этом году члены Союза промышленников и предпринимателей выбрали фонд «Подари жизнь». Он уже участвовал в «Екатерининской Ассамблее» два года назад и сейчас тоже победил. Речь идёт о детях, больных лейкозом. Суть в том, что есть определённые технологии, и есть возможность в Москве лечить этих детей. На определённой стадии болезни рак излечим. Но сегодня в Москву пытаются попасть со всей страны, там очередь, ограниченность приёма, средств и так далее. В то же время в нашей детской клинической больнице №1 сформировался серьёзный кадровый потенциал для лечения.

В 2016 году собранные в ходе «Екатерининской Ассамблеи» средства будут направлены на организацию работы центра по ранней диагностике и лечению лейкозов у детей на базе этой больницы. Мы решили собрать на это деньги. Проект – часть большой программы фонда «Подари жизнь» по децентрализации оказания высокотехнологичной медпомощи онкобольным детям в России.

— Мы заговорили про  цифры. Я понимаю, конечно, что это не соревнование, но тем не менее. От года к  году собирается всё больше средств. Сколько нужно собрать в этом году? Есть ли  какой-то план? Сколько вообще вам кажется «нормальным» собирать на  благотворительность?

— Я категорически против этих соревнований. Меня, с одной стороны, радует, что каждый год мы собираем больше, а с другой пугает, что появилась какая-то ложная цель, миф о том, что каждый год надо собирать больше. Такой цели не существует – три восклицательных знака! Сколько мы соберем этих средств – и слава богу. Наш случай достаточно уникальный, потому что в прошлый раз мы собрали шесть миллионов за два часа. Подобные средства обычно собираются за счёт больших, длинных проектов, которые длятся месяцы, годы и так далее.

Заявка на нынешний проект – семь миллионов. При этом один из основателей Фонда Чулпан Хаматова в свой день рождения недавно в Екатеринбурге проводила благотворительную акцию с той же целью и за вечер собрала 700 тысяч. То есть какие-то средства уже поступили. В любом случае я думаю, что мы соберем достаточную сумму, даже если не добьём её до необходимой. Это реальная тема, и она осуществится. Тем более что она и губернатором поддерживается.

— Чулпан будет  участвовать в вечере?

— Да, Чулпан уже пообещала, она приедет. Это, кстати, тоже вызывает интерес, потому что на вечере всегда есть какие-то звёзды, с ними пообщаться, выпить бокал вина вместе всегда интересно. В прошлом году приезжала Татьяна Лазарева, которая тоже выставляла свой лот.

— Есть ли связь между  необходимостью осуществления благотворительности и том состоянии, в котором  находится соответствующая сфера в стране? То есть значит ли, что в России много  людей занимается благотворительностью в сфере детского здоровья, потому что  государство не справляется своими силами с этой темой?

— Мне кажется, что тема здоровья детей бесконечна. Даже самая развитая экономика мира никогда не справится с этой задачей, не сделает всех детей абсолютно здоровыми. Это бесконечное движение. Это ответ философский, а если говорить по сути, то очевидно, что в условиях сегодняшнего кризиса экономики, кризиса бюджетов, которые сложились повсеместно, возможностей у государства всё меньше. Культура, спорт, здравоохранение недополучают средства. В этих сферах сосредоточены основные усилия благотворителей.

— Мы с вами  поговорили о мотивации конкретных людей, которые участвуют в благотворительных  проектах. А какие последствия, по-вашему, благотворительность несёт для  общества в целом? Есть ли какие-то далеко идущие последствия, которые  сказываются на социальном отношении, на общественной жизни?

— Надеюсь, что да. Я говорил о том, что за счёт этого меняется представление о людях бизнеса в обществе, это раз. Во-вторых, идея добра порождает цепную реакцию. Это такая большая зараза – благотворительность. Если ей начинаешь заниматься, то это в тебе живёт. Это появляется во многих аспектах, даже в семье. Всё равно человек, который занимается добром, становится добрее. Уверен, что участники благотворительной деятельности получают больше, нежели отдают.

— Вы, наверное,  знаете как человек, который интересуется благотворительностью, что в 2010 году  в США появилась инициатива «Клятва дарения», когда 38 американских миллиардеров  подписали обязательство оставить не менее половины своего состояния на  благотворительность. К 2013 году уже 105 миллиардеров подключились к этой  истории. Из наших я обнаружил в списке только Владимира Потанина.

— Я тоже слышал только о нём.

— Возможно ли широкое  распространение подобных инициатив в России? Или в обществе должно смениться  несколько поколений обеспеченных людей, чтобы появилось такое желание –  оставить деньги обществу?

— Скорее, да. Это все-таки разные капиталы, разные семьи, разные истории, разные уровни жизни, разные социумы, разные традиции, которые сложились. Всё равно нужно время. Говоря конкретно здесь и сейчас, это личный выбор, и я против того, чтобы вести пропаганду этого дела. Я считаю, что никто не имеет такого права. Каждый решает сам, и это не зависит от уровня дохода. Это может сделать любой человек с любым уровнем дохода: завещать что-то своим детям или другим детям.

— Если говорить о  желании принести своими средствами благо обществу, я не могу не спросить вас о  случаях, когда благотворители и общество по-разному смотрят на приносимое  благо. Бывает, возникают сомнения: а благо ли это? У нас есть в городе  обсуждаемый пример, когда две крупные компании, точнее их совладельцы, хотят  построить храм. На свои средства. Но посреди города. Они тоже видят в этом  попытку принести благо городу, но большое количество людей воспринимает это как  некое навязывание своего мнения, своей воли. Каково ваше отношение? Можно ли  это считать благотворительностью?

— Вы затронули тему очень тонкую тему – религию. Я абсолютно уверен, что для этих людей это добро. Я их знаю. Они несут добро, это действительно верующие люди. Они считают, что это помогает людям, и через веру они хотят выразить заботу о людях, это добрый шаг. Но есть и атеисты, большая масса людей, которые иначе относятся к этой теме, они пытаются как-то сказать: «Вот эти бы деньги – вот сюда».

— Например, на помощь  детям.

— Да. Но я думаю, что каждый человек имеет право на своё мнение. Я думаю, что должны быть у нас в городе определенные процедуры, которые должны решать, можно это делать или нет, мешает это людям или помогает. Повторюсь, что с точки зрения этих предпринимателей, это благой поступок на 100%. Мы же видим, что это не первый случай, они занимаются храмами, это путь, который они выбрали, который им кажется правильным. Они имеют право тратить свои средства.

Znak.com